Кто мог пострадать от падения цены нефти ниже нуля

Падение цены майского фьючерса на нефть WTI в понедельник на 306% до отрицательных значений перевернуло рынок с ног на голову. «Всё, чему нефтяные аналитики и трейдеры научились за последние 50 или 100 лет, оказалось под вопросом. Все в шоке», – сказал The Wall Street Journal Юджин Вайнберг, начальник отдела анализа сырьевых рынков Commerzbank. Эти события привели к серьезным потерям для некоторых участников, о которых постепенно становится известно. 

Чехарда на нефтяном рынке, где цены в последние недели легко меняют направление и растут или падают на 10–20–30% в день, уже привела к тому, что на прошлой неделе о банкротстве объявила сингапурская Hin Leong Trading, один из крупнейших трейдеров на азиатском энергетическом рынке. По мнению некоторых аналитиков, падение котировок WTI в понедельник ниже нуля могло быть вызвано в том числе тем, что кто-то из участников рынка пытался продать фьючерсы, чтобы выйти в деньги из-за маржин-коллов, пишет WSJ. 

Хаотичные движения цен также могут быть связаны с денежными потоками в нефтяных биржевых фондах (ETF), прежде всего в крупнейшем из них – United States Oil Fund (USO).

Обычно трейдеры работают с фьючерсом на нефть, срок исполнения которого наступает в ближайший месяц. По фьючерсу на WTI, который торгуется в Лондоне на бирже ICE, проводится лишь денежный расчет. Но на нью-йоркской бирже Nymex (принадлежит оператору CME Group) фьючерсы поставочные: трейдер, у которого они остались на руках, должен поставить физическую нефть (если он этого не сделает, ему грозит большой штраф). Поэтому рутинная операция для тех, кто хочет продолжать торговать, – незадолго до истечения срока контракта продать его и переложиться во фьючерс на следующий месяц. Так же поступают и биржевые фонды, с помощью которых инвесторы, в том числе частные, могут пытаться заработать на нефтяном рынке.

Такая ситуация как раз наблюдалась в понедельник: майский фьючерс на WTI истекал во вторник, и трейдеры уже в основном переложились в июньские контракты. Те же, у кого оставались майские, ни за что не хотели осуществлять поставку, так как нефтехранилища в США и так почти заполнены; такие трейдеры пытались избавиться от фьючерсов по любой цене.

В ситуации карантина, когда спроса на нефть почти нет, цены ближайших фьючерсов ниже, чем более дальних; позднее, надеются трейдеры, когда работа экономики восстановится, нефть будет стоить дороже. Биржевой фонд USO с активами на $5 млрд – крупнейший игрок на рынке фьючерсов на WTI. По данным на пятницу, он держал 27% из обращавшихся на бирже июньских контрактов.

Для торговли фьючерсами нужно лишь гарантийное обеспечение (обычно 10–20% от стоимости контракта); это маржинальная торговля, т. е. с кредитным плечом. Поэтому трейдер фьючерсами может не только потерять всю сумму на своем счету, но и остаться должен. Фьючерсы в портфеле USO обеспечены на 100% деньгами и ликвидными активами, говорится на сайте фонда, ведь цена пая, как и акции, не может упасть более чем на 100%. Но цена майского фьючерса упала в понедельник на 306%, поэтому понятие «полного обеспечения» можно выбросить и забыть, говорит Карл Гилмор, президент консалтинговой компании Integritas Financial Consulting (цитата по Financial Times). 

Правда, USO, по его данным, переложился из майских фьючерсов в июньские еще на прошлой неделе. Но потери на этой операции тоже были – из-за контанго, ситуации, когда более дальний по сроку фьючерс стоит дороже, чем ближний. К тому же на рынке в последнее время наблюдается суперконтанго, очень сильный разрыв между ценами. В последние дни частные инвесторы направили в USO около $0,5 млрд, по-видимому надеясь «поймать дно» и заработать на росте нефтяных цен. Но большинство из них не осознают, что USO уже вышел из майских контрактов, 80% у него сейчас в июньских, а на перекладывании в более дорогие июльские инвесторы снова понесут потери, говорят аналитики. 

«Определенная доля клиентов [биржевых фондов] совершенно точно не представляет, что с ними случится. Они не понимают, в какую мясорубку попадут», – говорит Роберт Йогер, директор по фьючерсам Mizuho Securities USA (цитата по WSJ).

Более того, во вторник вечером USO сообщил, что изменит структуру своего портфеля и будет вкладывать больше средств не в ближайший, а в более дальние фьючерсы и другие деривативы на энергоресурсы. Он также продал в этот день часть июньских контрактов и теперь будет держать 55% в июльских и 5% – в августовских. Эта операция, по мнению участников рынка, способствовала падению цены июньского контракта во вторник на 43% до $11,57. 

Стоимость же пая USO в этот день упала на 25%, а совокупный убыток с начала года составил почти 80%.

О потерях из-за обвала в понедельник цены майского контракта до -$37,63 за баррель сообщил один из ведущих онлайн-брокеров США Interactive Brokers. Некоторые его клиенты держали длинные позиции (на рост) по майским фьючерсам, и уход цены на отрицательную территорию привел к тому, что они потеряли все свои деньги, при этом их счет тоже ушел в минус. В этом случае брокер обязан из собственных средств провести расчеты через клиринговую палату с контрагентами по сделкам.

В результате Interactive Brokers понес по таким расчетам около $88 млн убытка. Потеря не скажется на финансовом состоянии, заверила компания. Ее акции в среду после этой новости упали на 8,5%.

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *