Зачем российским компаниям директора по устойчивому развитию

В каждой шестой крупной зарубежной компании есть отдельная должность директора по устойчивому развитию (chief sustainability officer, CSO), говорится в недавнем отчете Deloitte и Международного института финансов (IIF) «Будущее директора по устойчивому развитию».

В российских компаниях еще три года назад зачастую не было единого руководителя, ответственного за экологическое, социальное и корпоративное управление (ESG), этим занимались разные люди: экологи, специалисты по охране труда, по маркетингу, НИОКР, по связям с общественностью или связям с инвесторами, по социальным проектам, рассказывает Алёна Юзефович, директор по устойчивому развитию Московской школы управления Сколково. По ее словам, для многих сотрудников обязанности в сфере устойчивого развития были лишь дополнением к основной работе.

Ускорили процесс стремление наших компаний утвердиться в международных ESG-рейтингах, а также масштабная экологическая катастрофа в Норильске в мае 2020 г., допущенная «Норникелем». Николай Сосновский, директор направления металлургии и горной добычи Prosperity Capital, говорит, что инвесторы уже несколько лет активно интересуются позициями российских компаний в международных ESG-рейтингах. Сейчас около сотни российских компаний присутствуют в двух самых престижных международных ESG-рейтингах: в рейтинге MSCI и в рейтинге ESG-рисков агентства Sustainanalytics.

Инвесторы ориентируются на место компании в международных ESG-рейтингах, а в них учитывается среди прочего доля бизнеса в «грязных» индустриях (например, добыча угля и угольная генерация), доля выручки компании, которая идет на ESG-проекты, наличие в компании должности директора по устойчивому развитию, ESG-стратегии и целей устойчивого развития, говорит Сосновский.

По словам Максима Ремчукова, директора по устойчивому развитию «Сибура», компания регулярно размещает на рынках капитала облигационные займы (у «Сибура» есть евробонды). Спрос на облигации компании со стороны инвесторов зависит в том числе от места компании в ESG-рейтингах.

Российские компании всегда выделяли бюджеты на решение социальных и экологических проблем регионов присутствия, говорит партнер компании «Экопси консалтинг» Григорий Финкельштейн, но сейчас у компаний появились конкретные показатели эффективности в сфере ESG, вместе с ними появились ответственность и полномочия, поэтому компании и создали отдельную должность директора по устойчивому развитию. Чем занимаются эти директора?

Роль директора

Судя по отчету Deloitte и IIF, CSO выглядит директором-суперменом с неограниченными полномочиями. Он играет четыре роли: агитатора, пропагандирующего принципы устойчивого развития в компании (agitator), исполнителя стратегии и политики компании (executor), помощника в общении подразделений друг с другом и с внешним миром (facilitator), а также управляющего, контролирующего исполнение нормативов (steward). Он взаимодействует практически со всеми подразделениями компании, занимается управлением рисками, участвует в разработке стратегии и системы мотивации для топ-менеджмента, причастен к деятельности основных комитетов в советах директоров, а также службы внутреннего аудита, вмешивается в создание и производство новой продукции, контролирует закупки и т. д.

На вопрос «Ведомостей», чем они занимаются, директора чаще всего отвечали, что разрабатывают стратегию устойчивого развития, а потом следят за ее выполнением. Например, в 2019 г. команда Ремчукова вместе с бизнес-подразделениями разработала стратегию устойчивого развития до 2025 г. После ее утверждения советом директоров цели были спущены всем подразделениям, которые задействованы в ее реализации: экологам, энергетикам, производственникам, финансистам и т. д. Раз в полгода Ремчуков отчитывается о ходе проектов устойчивого развития на заседании совета директоров, а по итогам года составляет отчет о выполненных задачах.

В «Норникеле» департамент по устойчивому развитию появился в 2020 г. В мае 2020 г. в Норильске произошел масштабный разлив дизельного топлива, допущенный «Норникелем». А в июле в компании появилась новая должность – старшего вице-президента по устойчивому развитию, ее занял Андрей Бугров. Он курирует работу нового департамента, равно как и департамента по работе с инвестиционным сообществом. В том же 2020 году в Заполярном филиале «Норникеля» также введена должность замдиректора по экологии, ее заняла Галина Велюжинец, которая до этого несколько лет занималась вопросами экологии на этой территории. В 2021 г. компания собирается принять стратегию развития в области защиты окружающей среды и изменения климата, которая включает безопасность воздуха, водных ресурсов, управления отходами и хвостохранилищами, рекультивацию земли, сохранение биоразнообразия. Выполнение стратегии будет курировать также Бугров и его команда. По словам представителя компании, департамент будет напрямую взаимодействовать с главами промышленных дивизионов «Норникеля» на Таймыре, Кольском полуострове и в Забайкалье.

200 000 руб.

в месяц в среднем предлагали в марте 2021 г. работодатели ведущему специалисту по устойчивому развитию, по данным HeadHunter.ru

Ирина Жукова, директор по устойчивому развитию и корпоративным программам компании «Филип Моррис интернэшнл» (ФМИ) в России, рассказывает, что ведет регулярную работу с руководителями всех подразделений, особенно с отделом охраны труда, отделом закупок, административным отделом и производством, чтобы интегрировать глобальную стратегию компании в локальную российскую. ФМИ видит своей главной задачей в сфере устойчивого развития разработку продукта, альтернативного сигаретам и менее вредного для здоровья курильщиков, не готовых отказаться от потребления никотина. Жукова проводит опросы стейкхолдеров компании, включая сотрудников, членов профсоюза, партнеров по бизнесу и поставщиков, по ключевым темам устойчивого развития.

GR, PR, консалтинг

Согласно исследованию Deloitte и IIF, CSO должен хорошо знать бизнес-процессы и производство компании, поэтому лучше всего, если на эту должность назначаются менеджеры с опытом руководства основными бизнес-подразделениями. А как дело обстоит на практике в российских компаниях?

Ремчуков, например, ранее занимал разные управленческие должности в Rusal, группе ГАЗ, потом возглавлял инфраструктурно-социальный проект Олега Дерипаски по освоению территории в Краснодарском крае, а в 2016 г. перешел на должность советника управляющего директора в «Сибур», отвечал за GR, юридическую поддержку, аналитику, PR. В 2018 г. в компании была создана новая должность – директора по устойчивому развитию, который должен был заниматься проблемами вторичной переработки пластика и запусков в «Сибуре» проектов экономики замкнутого цикла, и ее занял Ремчуков.

Татьяна Завьялова, старший вице-президент «Сбера» по ESG, была советником министра обороны и семь лет занималась коммуникациями: взаимодействовала с госструктурами и общественными организациями, курировала медиахолдинг «Звезда». В апреле 2017 г. она перешла в Сбербанк на должность руководителя департамента маркетинга и коммуникаций. А в 2020 г. была назначена старшим вице-президентом по ESG, рассказывает она. По ее словам, в конце прошлого года «Сбер» представил инвесторам стратегию развития банка до 2023 г. и вместе с ней утвердил ESG-стратегию «Сбера». Тогда же ESG-направление в «Сбере» было выделено в отдельную дирекцию по ESG, в состав которой вошло 150 сотрудников. Деятельность дирекции курирует лично Завьялова.

В сети «Магнит» за устойчивое развитие отвечает член правления и директор по корпоративным отношениям и устойчивому развитию бизнеса Анна Мелешина, которая в мае 2019 г. пришла в сеть директором по связям с общественностью и госорганами, а еще через три месяца заняла свою нынешнюю должность.

По словам представителя «М.видео-Эльдорадо», руководитель направления устойчивого развития «М.видео-Эльдорадо» Татьяна Полякова имеет большой опыт работы в консалтинговой компании EY.

Доступ в верхи

При широком круге обязанностей ответственность у CSO далеко не единоличная, говорит Григорий Финкельштейн из «Экопси консалтинга». Директор по устойчивому развитию, например, поддерживает хорошие отношения с профсоюзом и местными властями. Он занимается вопросами такого масштаба, что основное, что он может сделать, – это вынести проблему на обсуждение, но окончательные решения по проектам принимает обычно не он, считает Финкельштейн.

Роль директора по устойчивому развитию в том, чтобы организовывать дискуссию для принятия коллегиальных решений на высшем руководящем уровне. В его задачи может входить, например, анализ потенциальных климатических, экологических рисков, рисков влияния на местные сообщества по проектам компании, говорит Иван Кухнин, партнер компании Deloitte в СНГ.

Косвенно о реальном влиянии CSO можно судить по его подчиненности. Как следует из отчета Deloitte и IIF, 32% директоров напрямую подчиняются непосредственно гендиректору. Остальные не находятся на высших уровнях корпоративной иерархии. 13% подчиняются директору по маркетингу или PR, 9% – директору по персоналу, 9% – директору по стратегии. Остальные – другим руководителям. Например, в «Сбере» вопросы устойчивого развития курирует первый зампред правления Александр Ведяхин (ему подчиняется Завьялова). В «Энел Россия» руководитель по устойчивому развитию подчиняется напрямую гендиректору, хотя не входит в правление.

В «Полиметалле» руководитель по устойчивому развитию находится в подчинении у главного исполнительного директора. В «Полюсе» руководитель по устойчивому развитию подчиняется директору департамента труда, промбезопасности, экологии и устойчивого развития. Этот департамент, в свою очередь, подчиняется старшему вице-президенту по операционной деятельности.

В «Росатоме» CSO подчиняется первому заместителю гендиректора по развитию и международному бизнесу, рассказывает директор департамента устойчивого развития госкорпорации Полина Лион.

В РЖД нет отдельной должности CSO – устойчивое развитие находится в ведении заместителя гендиректора и главного инженера компании Сергея Кобзева, сообщил представитель компании.

Показатели эффективности

По мнению Кухнина, показатели эффективности (KPI) руководителя по устойчивому развитию должны быть привязаны к конкретным задачам: внедрению зеленых технологий на производстве, снижению уровня отходов и применению экологичной упаковки в ритейле, ускорению и расширению покрытия интернета в телекоммуникациях и т. д.

Лишь несколько из опрошенных «Ведомостями» 20 компаний смогли ответить конкретно, какие показатели эффективности есть у CSO. Наталья Бенеславская, руководитель отдела устойчивого развития и защиты окружающей среды IKEA, сообщила, что у нее есть операционные KPI по категориям «Отходы», «Энергоэффективность», «Экологический свет», по социальному взаимодействию компании с обществом, по числу упоминаний IKEA в СМИ, по восприятию покупателями IKEA как устойчивой компании.

Лион объяснила, что ее личные показатели эффективности привязаны к конкретным задачам в области устойчивого развития, например к разработке отраслевых нормативных документов или к числу проектов. Для крупных проектов и инициатив в области устойчивого развития в компании предусмотрены также коллективные KPI, сказала Лион.

Некоторые производственные компании («Полюс», «Норникель», Evraz и «Фосагро») назвали в качестве KPI повышение качества раскрытия ESG-информации и выполнение спецпроектов, а также упомянули, что у руководства есть показатели, характеризующие эффективность защиты окружающей среды, LTIFR (показатель частоты травматизма) и климатические изменения.

Ремчуков сказал, что его показатели эффективности привязаны к продвижению компании в ESG-рейтингах, а также к проектам утилизации пластика. От выполнения этих целей зависит вознаграждение всей команды устойчивого развития.

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *