Как малый бизнес приготовился ко второй волне пандемии

Занятия в московской школе «Роботехклуб» всегда проходили очно. Ребята собирали роботов, следуя указаниям преподавателей, поясняет Анна Ефремова, владелица «Роботехклуба». Весной школа была на грани закрытия. Хорошо, были некоторые накопления, за счет них удалось продержаться. На этот учебный год преподаватели подготовили наборы с деталями роботов, инструментами и крепежом для дистанционной сборки дома – по фотографиям и инструкциям в онлайне. Начнется вторая волна – раздадут их ученикам. Но сборы по сравнению с прошлым сентябрем упали в 1,5 раза, сетует Ефремова.

Многие малые предприятия закрылись в пандемию или приостановили деятельность. По данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства, еще 10 апреля в России было 5,74 млн микропредприятий (годовая выручка – до 120 млн руб., число работников – не более 15 человек), а 10 августа – уже на 387 000 меньше.

Самый большой удар по малому бизнесу нанесли падение платежеспособности населения и изменение покупательского поведения, говорит Дмитрий Несветов, член совета московского подразделения «Опоры России». По его мнению, даже полное снятие ограничительных мер не исправит сразу ситуацию, малые компании не будут уходить с рынка так массово, как это произошло весной, но будут постепенно разоряться. 

Риски для малого бизнеса еще больше вырастут в случае второй волны коронавируса в России этой осенью. А такой риск высок, сообщила в конце августа пресс-служба оперштаба со ссылкой на академика РАН, директора Центра иммунологии и молекулярной биомедицины МГУ Михаила Пальцева.

«Ведомости» решили спросить предпринимателей, готовятся ли они ко второй волне кризиса и что конкретно предпринимают.

С доставкой на дом

Мясная мастерская «Петя и мясо» у станции метро «Пролетарская», которую возглавляет известный мясник Петр Павлович, проводила мастер-классы и тематические ужины для любителей мясных блюд, рассказывает партнер мастерской Виктор Вовчик. Себя предприниматели просят называть просто Петя и Витя. «Концепция у нас такая», – смеется Вовчик. В пандемию мастерской пришлось перейти на доставку мясных блюд на дом. По словам Вовчика, каждый набор был тематическим: один, например, соединял в себе средиземноморские традиции приготовления мяса, другой – итальянские и французские традиции. В наборы входили мясные деликатесы, мясо, стейки, а иногда и свежеприготовленная паста. Павлович и Вовчик готовили в неделю по 40–50 наборов, а потом два дня развозили их по клиентам. Вовчик говорит, что благодаря этому мастерской удалось сохранить клиентскую базу, но выручка упала вдвое – даже несмотря на то, что мастерская не арендовала площадок для проведения мероприятий. Сейчас мастерская вернулась к очным презентациям, но в случае нового карантина может снова заняться доставкой, говорит Вовчик.

По такому же пути пошли и предприниматели Андрей Филичев и Екатерина Холопова, владельцы кафе Soul in the Bowl. До пандемии в Москве работали их собственная фабрика-кухня и три точки на фудмаркетах: в «Москва-сити», в гастрономическом квартале «Депо» и на фудкорте универмага «Цветной». За полтора года выручка составила 120 млн руб. Во время карантина на доставку смогла работать только одна точка. А выручка упала на 80%. Постепенно заказы стали расти, и летом гавайские закуски заказывали лишь на 30% реже, чем в прошлом году, говорит Холопова. Кафе в «Москва-сити» после снятия ограничительных мер открылось.

Виртуальная реальность

Туристическая компания ExploRussia организует туры по России для иностранцев, но в последний раз она приглашала туристов в Россию еще в марте этого года до закрытия границ, рассказывает Ольга Ситник, совладелица компании. С тех пор, говорит Ситник, ExploRussia ни одного тура не провела и выручка компании упала до нуля. В первые месяцы самоизоляции Ситник тем не менее проводила онлайновые мастер-классы по русской культуре и кулинарии для иностранцев, например рассказывала, как готовить салат оливье. В апреле – мае, пока многие иностранцы тоже сидели дома на самоизоляции, эти мастер-классы привлекали часть старых клиентов ExploRussia, но денег почти не приносили. Поэтому компания начала развивать еще одно направление – экскурсии виртуальной реальности. Такие экскурсии по разным городам России проводятся в очках виртуальной реальности, экскурсант может даже в режиме реального времени связаться с местным гидом и задать ему вопросы. Этот проект ExploRussia делает в партнерстве с IT-компанией – разработчиком приложений виртуальной реальности. Каждый из партнеров вложил по 10 000 евро. Клиентами проекта, предполагает Ситник, будут российские компании, которые станут посылать в виртуальные путешествия сотрудников, а также иностранные туристы. Летом партнеры поступили на акселерационную программу, организованную департаментом туризма Москвы.

321 714 микропредприятий

(включая ИП), существовавших на 10 января 2020 г., прекратили деятельность к 10 августа 2020 г., по данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства

Ситник надеется, что после открытия границ в ExploRussia снова вернутся иностранные туристы, которые, скорее всего, будут покупать больше индивидуальных туров, чтобы избежать инфицирования в больших группах. Она рассчитывает, что проект виртуального туризма поможет выжить во вторую волну. Но не уверена до конца. Пока на жизнь хватает, говорит Ситник.

Помощь крупных ритейлеров

Галина Кисанд делает хлеб из зеленой гречки и чечевицы. Ее компания «Гречкабрэд» пережила самоизоляцию благодаря продажам пасхальных веганских куличей и участию в проекте по поддержке кафе и ресторанов сети «Вкусвилл» «Ресторан на полке». Продукция «Гречкабрэда» была выставлена в девяти магазинах сети, потом в 150. За месяц во время акции «Помощь ресторанам» было продано более 2500 буханок хлеба с чечевицей. Сейчас проект закончился, и «Гречкабрэд» ведет переговоры со «Вкусвиллом» о постоянных поставках чечевичного хлеба и десертов. Представитель «Вкусвилла» подтвердил факт переговоров, отметив, что решение пока не принято.

Сейчас компания начала продавать в онлайне не только собственную продукцию, но и продукцию партнеров – шоколад и сыродавленное масло. По ее мнению, вторую возможную волну пандемии «Гречкабрэд» переживет благополучно, если договорится с крупными ритейлерами.

Перенос производства

Валида Салимова, учредитель и гендиректор производственной компании «Русгрин» (производит экологические дезодоранты ChomChom), еще в феврале, когда стали поступать тревожные вести о коронавирусе из Китая, задумалась о переносе производства из Москвы в регионы. Она уже тогда подумала, что в большом городе инфекция будет распространяться быстрее, а ограничения могут быть жестче, чем в регионах. В марте она закрыла цех в Москве, где работали пять человек, и нашла контрактное производство во Владимирской области, переведя туда все пять рабочих мест. По ее словам, выручка компании все равно упала весной на 60%, однако во Владимирской области предпринимательнице было легче организовать логистику, она меньше заплатила за аренду склада, чем в Москве. Салимова не собирается возвращать производство в Москву, так как боится второй, осенней волны пандемии, и активно развивает онлайн-продажи, поскольку продажи в офлайн-магазинах идут плохо.

Около медицины

Дмитрий Трубицын – совладелец группы компаний «Тион», выпускающих очистители и обеззараживатели воздуха. В пандемию спрос на обеззараживатели вырос многократно, а продавать их стало проще – в этой экстренной ситуации больницам разрешили делать закупки без конкурсов. В апреле 2020 г. заказов от клиник было в 7 раз больше, чем в апреле 2019 г. Оборудование покупали больницы и лаборатории, которые перепрофилировались для приема пациентов с коронавирусной инфекцией, быстровозводимые госпитали Минобороны. По словам Трубицына, производство пришлось перевести на круглосуточный режим, рабочие трудились в три смены. По словам Трубицына, предприятие по-прежнему работает в круглосуточном режиме, продолжит так работать и в случае второй волны.

Клиент – инвестор

36-летняя основательница компании – производителя трикотажа Dadaknit Екатерина Насурдинова открыла бизнес в 2016 г., ставку сделала на пряжу без синтетических добавок и базовые модели: приталенные и объемные водолазки, тонкие джемперы из хлопка и теплые из шерсти мериноса. Стоил такой свитер сравнительно недешево – 3000–5000 руб. В первые месяцы пандемии продажи базовых свитеров упали. А цены на сырье выросли из-за падения курса рубля. Тогда Насурдинова запустила проект с гибкими ценами. Такой формат взаимной поддержки, шутит предпринимательница. Покупатели, заказывая свитер, могли выбрать одну из трех цен: минимальную (покрывает только себестоимость и операционные расходы), среднюю (с небольшой наценкой, позволяющую поддерживать производство) или обычную розничную цену, которая позволяет готовить новую осенне-зимнюю коллекцию. Например, бежевый свитер тонкой вязки на сайте Dadaknit можно было купить за 4000, 4400 или 4990 руб. 70% покупателей выбирали среднюю или максимальную цену. С 1 сентября минимальную цену убрали – осталась средняя и обычная розничная цена.

Предпринимательница также вместе с финансовым аналитиком составила долгосрочный план развития и начала переговоры с инвесторами. Концепция изменилась: теперь Насурдинова делает ставку не столько на привлечение новых покупателей, сколько на индивидуальную работу со старыми, внедряет CRM-систему. Насурдинова надеется удвоить выручку в ближайшие два года. По словам предпринимательницы, второй осенней волны коронавируса она не боится.

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *