Что такое меланхолия управленца и как с нею бороться

Многим специалистам, назначенным на руководящую должность, новая работа кажется менее значимой, чем прежняя. Недовольство ситуацией может подтолкнуть нового руководителя к увольнению вскоре после назначения, что может нанести огромный урон как его карьере, так и организации.

Каким образом организации могут спрогнозировать, кто из сотрудников столкнется с управленческой меланхолией (разочарованием на руководящей должности)? Наше исследование, основанное на интервью с недавно назначенными супервайзерами, работающими в системе метро Парижа, может дать ответ на этот вопрос.

Мы опросили 58 человек из двух групп: первая – машинисты, вторая – билетные кассиры на станциях. И обнаружили, что только машинисты поездов метро говорили о меланхоличном настроении. Это позволяет предположить, что ожидания, которые люди переносят со своей прошлой работы на новую, могут быть ключом к пониманию этих различий.

Машинисты на своей старой работе годами справлялись с рискованными ситуациями, постоянно чувствуя большую ответственность за жизни других. Вот что сказал один из них: «В поезде метро может находиться от 600 до 800 пассажиров, и мы несем ответственность за них, за безопасность и за все, что происходит». Машинисты отметили, что они должны были быть «очень внимательными» и «осторожными», не совершать ошибок и всегда помнить, что «постоянно подвергают жизни людей риску». Их чувство личной ответственности особенно усиливалось во время чрезвычайных ситуаций, таких как самоубийства, или в случаях, когда пассажиры прыгали на рельсы перед приближающимся поездом. Эти события оставались в памяти годами.

Но не только столкновение с жизнью и смертью сформировали их представления об ответственности. Машинисты выполняют свою работу в одиночку, а это означает, что они редко рассчитывают на помощь коллег и не могут переложить вину на кого-либо, если что-то пойдет не так.

Когда машинистам предложили руководящую должность, они, как и их бывшие коллеги по станции, посчитали это возможностью «профессионально развиваться», «зарабатывать больше денег» и «узнавать что-то новое». Один из участников опроса рассказал, что увидел некий вызов для себя: у него, как и у других менеджеров, в подчинении теперь было от 25 до 50 сотрудников линии и он отвечал за любые возникающие на ней проблемы. Все руководители к тому времени, когда мы говорили с ними, проработали на новом месте около четырех лет – достаточно долго для того, чтобы приспособиться к своим новым ролям. Но бывшие машинисты и бывшие кассиры по-разному воспринимали одну и ту же управленческую работу.

Более двух третей опрашиваемых бывших машинистов метро сообщили, что они либо уже подали резюме с целью найти другую работу, либо надеются сменить должность в ближайшем будущем. Многие даже осознали, что у них действительно хорошо получается руководить, но также испытали и разочарование.

«На самом деле мы не делаем ничего важного», – сказал один из бывших машинистов. Они хотели бы перейти на другие должности в компании, где у них «создавалось бы впечатление, что они делают действительно что-то важное», и где они могли бы «почувствовать себя значимыми». Эти мнения сильно отличаются от позиции опрошенных нами бывших кассиров: подавляющее большинство из них были довольны и удовлетворены своей управленческой работой.

Управленческая меланхолия бывших машинистов метро во многом объясняется тем, как они ощущали и осознавали свою личную ответственность. В среднем они работали около 12 лет на должности, где их действия напрямую влияли на жизни пассажиров и не на кого было рассчитывать, если что-то пошло не так. Когда эти бывшие машинисты получили повышение, они перестали сталкиваться с чрезвычайными ситуациями ежедневно и теперь редко работали в одиночку. Они признали, что обладают большей автономией в принятии решений и отвечают за более широкий спектр вопросов в качестве менеджеров, но в целом это не соответствует их ожиданиям.

Напротив, бывшие кассиры, которым не приходилось иметь дело с опасными для жизни ситуациями и которые редко работали в одиночку на своей прежней позиции, не имели подобных ожиданий в отношении персональной ответственности. Таким образом, они не испытывали чувства потери.

Фактически ответственность за своих непосредственных подчиненных заставляла бывших кассиров чувствовать, что они «поднялись на ступеньку выше». В противоположность этому бывшие машинисты считали свои новые должностные обязанности менее важными, сравнивая их с присмотром за детьми во время перемены.

Управленческая меланхолия – проблема не только работников метро. Врачи в Норвегии и Великобритании также считают свои новые роли руководителей малозначимыми и неинтересными по сравнению с прежней работой. Кроме того, было доказано, что сотрудники полиции также больше ценят «реальную работу» (т. е. непосредственно патрулирование) выше любых других задач и тоже могут впоследствии испытывать разочарование от управленческой должности.

Зная, что получение должности руководителя может привести к нереализованным ожиданиям (особенно если на предыдущем месте сотруднику приходилось работать автономно), работодателям следует пересмотреть круг задач новых назначенцев и подумать о том, как сделать период их адаптации к новой должности более комфортным.

Об авторах: Нишани Бурмо – доцент бизнес-школы NEOMA (Франция); Мишель Антеби – профессор менеджмента в Школе бизнеса Квестрома Бостонского университета

Статья впервые опубликована в «Harvard Business Review Россия». Оригинал статьи здесь

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *