Как полтора месяца самоизоляции сказались на розничных заемщиках

Спустя полтора месяца после введения режима самоизоляции за реструктуризацией в ПСБ обратилось чуть меньше 2% наших заемщиков. В других банках аналогичная ситуация, судя по сводным данным, которые сообщил недавно ЦБ. Это объективно немного. Поначалу у банков были ожидания, что кредитные каникулы запросит каждый десятый заемщик – учитывая резкую остановку деятельности предприятий, явную растерянность бизнеса и людей. Часть работодателей еще в конце марта провела сокращения или отправила сотрудников в неоплачиваемые отпуска. 

Можно ли из этого сделать вывод, что опасения оказались преувеличенными? На самом деле, сейчас ни банки, ни заемщики еще не представляют в полной мере, каким будет масштаб проблем. Апрель и первая половина мая стали периодом ожидания. Многие люди пока не понимают, будет ли у них работа и доход после снятия коронавирусных ограничений.

Часть компаний пытается развивать онлайн-форматы и переучивает сотрудников работать на удаленке. Предприятия, чья деятельность не предполагает перехода в онлайн ‒ производство, сфера услуг, гостиничный бизнес, пока не проводят массовых увольнений в расчете на постепенное снятие ограничений в обозримой перспективе.

Настроения меняются в зависимости от того, как разворачиваются государственные программы поддержки бизнеса. В апреле, после запуска госпрограммы беспроцентных кредитов на зарплаты, у работодателей, а затем и у их сотрудников явно прибавилось уверенности. В результате в мае количество обращений за кредитными каникулами резко снизилось, а часть тех, кто уже получил их, передумали и вернулись в прежний график платежей. 

Но это картина на легальном рынке труда. Однако очевидно, что в первую волну коронакризиса наиболее сильно пострадали люди с серыми доходами. Серая занятость по-прежнему распространена в сфере услуг, строительстве, розничной торговле – особенно в регионах, в небольших городах. Рынок труда там изначально узкий, и при потере работы восстановить доход непросто.

Розничных заемщиков, подтверждавших доходы «в свободной форме», по банковской системе немало. До марта 2020 г. на них приходилось от 20 до 40% беззалоговых кредитов ‒ в зависимости от того, с каким клиентским сегментом работал тот или иной банк.

В кризисные периоды банки в первую очередь ужесточают оценку доходов заемщика. Но после выхода из кризисов кредитование таких клиентов возобновляется. Рынок не может их игнорировать – это довольно большая прослойка с платежеспособным в «мирные времена» спросом и довольно приличной финансовой дисциплиной.

Сейчас эти люди при потере дохода либо не обращаются за реструктуризацией, понимая, что не смогут подтвердить ухудшение финансового положения, либо берут кредитные каникулы в надежде, что как-нибудь за три месяца найдут нужные справки для банка.

Примечательно, что отсрочка платежа в первый же месяц самоизоляции потребовалась в основном заемщикам с небольшими потребкредитами – на 300 000‒600 000 руб. (В отличие от них ипотечные заемщики в принципе более ответственно оценивают долговую нагрузку.) Это стало еще одним свидетельством того, что кризис 2014 г. усилил сегментацию розничных заемщиков. Более четко выделился нижне-массовый сегмент, который берет кредиты на текущее потребление, а также люди, которых по уровню доходов можно отнести к среднему классу. Последние берут кредиты на повышение качества жизни (путешествия, улучшение жилищных условий, программы дополнительного образования и т. п.). Эти клиенты имеют более стабильные источники доходов и сбережения при невысокой кредитной нагрузке. В первые месяцы самоизоляции они даже нарастили подушку ликвидности ‒ остатки на счетах у этих клиентов выросли на 20‒30%. Проявился эффект экономии в самоизоляции – раньше эти деньги расходовались на путешествия, рестораны, развлечения и походы по магазинам. 

Наиболее уязвимы в коронакризис клиенты нижне-массового сегмента: при значительной кредитной нагрузке они практически не имеют сбережений на черный день. Это связано, во-первых, с сокращением реальных располагаемых доходов населения на протяжении 2014‒2017 гг., а во-вторых – со снижением интереса к сбережениям после того, как в банковской системе установился четкий тренд на понижение ставок по вкладам.  

Для прохождения коронакризиса этим заемщикам однозначно потребуются государственные целевые программы поддержки. Это могут быть специальные программы рефинансирования задолженности, субсидии для выплаты кредитов ‒ аналогично программе для бизнеса с беспроцентными кредитами на выплату зарплат, адресные выплаты и программы поддержки занятости. Возможностей урезать расходы у этой категории граждан практически нет, ведь даже для поддержания нынешнего уровня жизни им потребуются новые кредитные ресурсы.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *