Что ждет российские банки после кризиса

Материал подготовлен при участии Игоря Ясеновца, партнера McKinsey & Company, и Андрея Воздвиженского, эксперта банковской аналитической группы McKinsey

Экономический кризис, связанный с пандемией, в России осложнен значительным падением стоимости нефти. Российская экономика обладает рядом особенностей – зависимость от мировых цен на сырье, значительная роль госсектора, относительно небольшой объем накоплений среднего класса и достаточно высокая цифровизация. В результате банковский пейзаж после пандемии будет определяться рядом специфических трендов, контуры которых видны уже сегодня.

Консервативные сценарии предполагают сокращение ВВП до 10% в 2020 г. и до 1% в 2021 г. К докризисным позициям страна вернется не ранее, чем в 2023 г.

Бедные станут беднее, а богатые осторожнее

Экономический спад приведет к резкому сокращению спроса на банковские услуги и, как следствие, падению доходов банков. При снижении ВВП в 2020 г. на 10% стоит ждать сокращения кредитных портфелей в розничном сегменте более чем на 9%, а в корпоративном – на 7%. Доля плохих кредитов вырастет кратно. При последовательном падении объемов розничного и корпоративного кредитования, чего не наблюдалось в кризисы 2008–2009 и 2014–2015 гг., ROE банков сократится примерно в 2,5 раза – с 18% в 2019 г. до 5% в 2021 г.

Розница. Сильнее пострадают клиенты с низким уровнем дохода, они станут еще беднее, что затруднит расчет рисков. POS-кредитование и кредитование по кредитным картам сильно сократится. Состоятельные клиенты начнут расходовать накопленные резервы – для банков это снижение ликвидности, рост стоимости фондирования и сокращение чистого процентного дохода. Прирост портфеля активов очень состоятельных россиян замедлится.

Корпоративный сектор. Без масштабной господдержки в секторе малого и среднего бизнеса (МСБ) выживут немногие, а при развертывании подобной программы роль банков ограничится ролью посредников. Следствие кризиса в секторе МСБ – резкое снижение объемов кредитования (и процентного дохода) с одновременным ростом числа проблемных кредитов. Среди первых жертв в корпоративном секторе окажутся компании, связанные с мобильностью населения и сферой развлечений (авиакомпании, гостиницы, кинотеатры, торговые центры), и производители товаров длительного пользования (автомобилей, жилой недвижимости). В наиболее пострадавших отраслях сложится непростая ситуация, несмотря на господдержку крупнейших игроков.

Какие последствия ждут банковскую систему?

Модель обслуживания. Ускоренная цифровизация – не единственное перемена в сервисной части банковского бизнеса. Текущая ситуация дает возможность кардинально пересмотреть филиальную модель обслуживания для состоятельных клиентов – возрастные и консервативные тоже уйдут в «цифру». Трансформируются и операции с наличными: их объем заметно снизится, что стимулирует дальнейшую консолидацию в обслуживании банкоматов и инкассации.

Продукты. Кредиты будут выдаваться на более короткие сроки и под большее обеспечение. Наиболее вероятный сценарий для корпоративного сектора – концентрация портфеля в сегменте крупных клиентов. При этом сценарии сумма вкладов сократится. Произойдет перераспределение комиссионных доходов в розничном секторе: поступления из наиболее заметных источников (платежные комиссии, ежемесячные платежи) снизятся, тогда как менее очевидные источники (комиссии за совершение валютообменных операций и другие «мелочи») могут стать более прибыльными для банков. Даже инвестиционные продукты попадут под удар в силу сокращения средств для инвестирования. Если за первой волной падения рынков последуют другие, то доверие инвесторов к этим продуктам также будет подорвано. Объем трансграничных операций, инвестиционно-банковских и операций с другими сложными продуктами для корпоративных клиентов уменьшится.

Конкуренция. Ускорится процесс консолидации сектора. В рискованной ситуации окажутся средние банки (сложные продукты в сочетании с недостаточным масштабом), в то время как крупные и мелкие банки пострадают меньше.

Пять приоритетов

Ключом к успешному выходу из кризиса для банковского сектора станет радикальное сокращение постоянных затрат (в том числе на содержание филиалов и определенных категорий сотрудников) и существенный рост доли переменных затрат в общем финансовом результате.

В выгодной позиции окажутся те, кто уже значительно продвинулся в цифровом предложении, а также банки, которые являлись якорными для большей части своей клиентской базы.

Открываются неплохие возможности для маневра и роста. Цифровые стартапы будут разоряться, и их сотрудники выйдут на открытый рынок, что откроет возможности в сфере найма персонала. Слабые игроки могут стать объектами «охоты» и последующего приобретения вместе со своими платформами и клиентскими базами. Откроется окно возможностей для создания общей инфраструктуры услуг, например, сетей банкоматов и процедур идентификации клиентов.

В долгосрочной перспективе мы видим пять приоритетных направлений для работы в новой реальности.

Построение новой операционной модели. Основные акценты – сокращение постоянных затрат и адаптация к цифровой реальности в обслуживании клиентов и внутренних операциях. Все более важную роль будут играть кибербезопасность и качество пользовательского опыта.

Пересмотр стратегии работы с талантами с акцентом на цифровые технологии.

Активная роль на рынке M&A для подбора оптимальных объектов для поглощения/приобретения.

Пересмотр приоритетов работы с сегментами клиентов в разрезе продуктов/регионов/отраслей. Цель – оценка рисков, возможностей привлечения заемных средств и изменений в транзакционном поведении.

Активный диалог с регулятором для поддержки цифровизации финансовых услуг.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *